Я не знал, что это невозможно, поэтому я сделал это.

Жан Кокто

Предотвращение насилия
Проект ЕС — миротворческий проект?


Доктор философии Петер Аманн


В чем заключается проблема?

Сцены насилия все чаще становятся темой очередных выпусков средств массовой информации. Начиная с небольших скрытых сценариев агрессии в семьях и в кругу знакомых, скрытого и открытого моббинга на предприятиях, в общественных организациях и заканчивая актами зверского массового насилия: освещение насилия в СМИ — это почти что повсеместное и одновременно ужасающее  явление нашего высокоразвитого «общества всеобщего благосостояния». Насилие в представлении СМИ делит общество на тиранов и жертв. Картины насилия, передаваемые СМИ, вызывают у возможных или реальных жертв страхи, выражающиеся в самой различной форме. Чтобы быть способными жить дальше, реальным жертвам очень часто приходится вытеснять из памяти или отделять от сознательной личности пережитые страхи. Возьмем, например, детей, подвергшихся насилию, которым очень сложно говорить о пережитом даже после десятилетних попыток вытеснить случившееся из сознания. Если эти вытесненные из сознания или отделенные от личности эпизоды не проработать и при этом не разработать стратегий, нацеленных на будущее, то эти эпизоды могут на протяжении всей жизни затруднять развитие личности и препятствовать раскрытию собственного потенциала. В определенных случаях жертва даже может стать тираном. Вот наглядный пример: 26-летний мужчина, иностранный иммигрант и наркоман — аутсайдер нашего общества — убил трехлетнего Кейна и объяснил свое жестокое преступление таким образом: «Когда оба мальчишки не слушались, я выходил из себя и становился агрессивным. В таком состоянии мой мозг отключается. И тогда я вижу только темноту. У меня есть тогда только одно желание — сломать что-нибудь, я имею в виду предметы. Мое тело в этот момент действует самостоятельно. Я не могу ничего контролировать. Я не хотел причинить ему (3-летнему Кейну) вреда, я хотел его наказать, чтобы втолковать ему, что то, что он сделал — неправильно».
Этот самоанализ, раскрывающий представление убийцы о самом себе, говорит об огромном разрушительном потенциале, скрытом в человеке. Как можно объяснить это явление, а лучше — как можно предотвратить это опасное и внушающее страх развитие?
Достаточно ли будет анализа проблемы на основе каузального принципа причины (ярость и агрессия) и желаемого следствия (втолковать что-то), чтобы объективно объяснить и субъективно понять явление насилия?
Посредством научных методик анализа можно исследовать различные частные причины проблемы. Чтобы объяснить склонность к насилию, можно по отдельности научно проанализировать генетический код, биологические, психологические, социологические, социоэкономические и иные причины, а результаты представить в виде совокупности причин.
Но при виде вопиющих сцен насилия, изображаемых СМИ, возникает вопрос об эффективности и реальной применимости подобных научных выводов в конкретных повседневных действиях «помощников» (родителей, братьев, сестер, педагогов, работников полиции) и всех тех людей, которые в профессиональной и личной жизни  непосредственно сталкиваются с явлением насилия. Кроме того, необходимо найти ответ на вопрос о том, как мы можем изменить общие социальные условия и предпосылки таким образом, чтобы обеспечить сосуществование без насилия, прежде всего, для подрастающего поколения, и конкретными действиями улучшить ситуацию.

В связи с этим несколько вопросов и возможных ответов на них: